Эта съемка-бэкстейдж для меня, конечно, про смелую и яркую Риту, которая может быть не только смелой и яркой, а просто прикрывающей глаза от усталости на макияже — «я посплю тогда, пока вы красите, ладно?» Смеющейся со своим мужчиной. Вынашивающей ребенка. И терпеливо выдерживающей все наши три часа съемок, и потом еще интервью.

Но не только. Еще она для меня про команду, и про создание журнала, и про то, как делается фотография для журнала, и про то, как вообще снимают. 

Про Вову Аверина, фотографа, про Наташу Родикову, главную редакторку. Про стилистку Эльмиру Тулебаеву. Про Марину Белову, визажистку, и про Любу Видстрем, стилистку причесок. И про продюсерку Алену Жинжикову. 

И немного про меня, с одной стороны журналистку, а с другой стороны фототерапевтку. И сталкиваются тут идентичности, и я вспоминаю, как когда-то давным-давно в бытность редакторкой отдела психологии в глянцевом журнале для девочек организовывала все «свои» съемки — простых мальчишек и девчонок, звезд и героев интервью — и видела, как создается эта журнальная фотография. Сколько за ней филигранного труда за десяток человек. И как хотелось сказать поэтому всем читательницам: ну девчонки, не парьтесь, вы что, никто в жизни не выглядит так, это нарисовано и в процессе съемки, и обработкой. Просто не кисточкой, поэтому вы верите. Фотографии сложно не верить.  

Вот такая история. Из оранжереи Таврического сада, которую мы не закрывали для съемок — а снимали прямо так. С посетителями.  А интервью Риты Грачевой лежит тут, а моя работа — в печатном июньском номере в виде большого спецматериала о домашнем насилии и на сайте, конено, тоже.

May 2021

Истории о пространствах и состояниях